Неженский бизнес лидера свердловских деловых женщин

Региональные новости

Неженский бизнес лидера свердловских деловых женщин

Потомственный юрист Ирина Солдатова не стала ни судьей, ни прокурором. Ей с юности нравилась техника, и она еще в студенческие годы стала заниматься бизнесом. Сегодня она возглавляет многопрофильную группу компаний «АПМ Логистика», которая производит складское оборудование и предлагает комплексные логистические решения для складов и промышленных предприятий.

Ее главная мечта – наладить в России производство техники премиум-класса. Для этого, считает она, бизнесу надо объединяться, поскольку один в поле не воин. Воплощая свою мечту, Ирина возглавила свердловское отделение общероссийской общественной организации «Женщины бизнеса», которая входит в мировую организацию женщин – предпринимательниц FCEM и является мощным инструментом в мире по выходу на новые рынки.   

- Ирина, как Вы пришли в бизнес?                                                              

- В детстве я профессионально занималась бадминтоном, но спортивная карьера закончилась рано, и передо мной встал вопрос, что делать дальше. Все мои родные – юристы: и папа, и мама, и брат сотрудники органов МВД. Семья повлияла на мой выбор: я получила юридическое образование, прошла стажировку в Чкаловском отделении милиции, в суде и прокуратуре.  Но когда увидела, как работает система, то решила раз и навсегда, что пойду другим путем.

Бизнесом я стала  помаленьку заниматься лет с двадцати.  Мне постоянно хотелось осуществлять какие-то проекты – взять лучшее из мировой практики и что-то создать у нас. Но потом вышла замуж, родила, и стало не до проектов: деньги надо было зарабатывать. Работая по найму, получила второе образование в Санкт-Петербургском институте управления и экономики и открыла собственные маленькие магазинчики.  Выходных у меня, естественно, не было.

- Тогда многие начинали с торговли – так сказать, накапливали первоначальный капитал…

- Да, и я сначала открыла ларьки на Центральном рынке. Бизнес быстро встал на ноги, и мне  стало неинтересно. Со мной всегда так: мне все время нужно что-то новое. Начинала свою карьеру с должности помощника менеджера торгового дома при заводе «Стройпластполимер» и доросла до коммерческого директора. Тогда еще были взаимозачеты, и я поняла, как это все работает: вагон линолеума туда, вагон зерна сюда и т.д. Мне было интересно выстраивать подобные цепочки, и мы добивались очень хороших результатов.

 Однако очередной этап закончился, и надо было либо переходить на новый уровень, либо двигаться в другом направлении. Я решила выбрать второе, потому что все мои мечты были связаны с крупной техникой и с оборудованием. Я же не знала, как это все сложно! В начале 2000-х в Екатеринбурге был кадровый бум. На место менеджера по продажам техники претендовало до 20 человек.  Критерии отбора были очень жесткие, а я без технического образования. Но меня взяли: как рассказывал потом директор, когда я произнесла в конце собеседования фразу «И вообще я мастер спорта по бадминтону!», он понял, что надо брать.

- Взял, потому что этот бизнес требует быстрой реакции и выносливости?

- Я тогда еще не знала этого. Мне как спортсменке было очень важно добиться результата: есть цель, и я должна ее достигнуть. На испытательный срок мне дали наставника – начальника отдела продаж, но ему было не до меня. В итоге я варилась в собственном соку: сама изучала технику, сама пыталась продавать. Я брала все бренды и сравнивала их между собой. Методика эта потом мне очень помогла в своем бизнесе обучать менеджеров. Но там есть нюансы, которые не прочитаешь в книжках. Например, есть такой термин «остаточная грузоподъемность» – надо разбираться в этом, а это практика, это нужно осваивать «в полях». И когда директор после недели работы стал меня тестировать, он был в шоке, что я не знаю элементарных вещей. Я поняла, что нужно сконцентрировать свои усилия на продаже техники, и у меня получилось в течение первого месяца осуществить крупную продажу, что обычно маловероятно,  и дело пошло.

- Вы все время в одной компании работали?

- Компания, в которой я работала, обанкротилась. И тогда встал серьезный выбор: либо стать представителем европейских концернов, либо попробовать создать свою компанию. Бизнес этот очень серьезный: обороты большие и клиенты крупные,  сделки начинаются от миллиона рублей. И я подумала: «В немецком концерне я всегда успею поработать, а тут выпал такой шанс – смогу ли?»  Конечно, было страшно начинать – там же важны не только специализированные технические знания и крупные поставки дорогостоящего оборудования, но и сервисные службы, ремонтные и монтажные бригады. И все это пришлось создавать с нуля.

- И какие остались ощущения от первых месяцев работы?

-  Это был кризис. Казалось бы, неподходящее время для старта своего дела, но мною были наработаны хорошие связи с такими компаниями, как «Сургутнефтегаз», «УГМК-Холдинг» и другими. Это позволило мне уйти на Север и эффективно отработать в это непростое время. Число сотрудников стало расти. Сервисную службу я организовала сама, и это была большая победа, когда мы смогли ремонтировать технику почти всех мировых брендов.

Дело в том, что в свое время я была дистрибьютером немецкого концерна Still, под который выстроила разветвленный сервис. Когда все было отлажено, немецкий производитель открыл в Екатеринбурге свое представительство и отказался от наших услуг. Наученная горьким опытом, я решила создавать многопрофильные компании, осваивать разные направления и создавать сервисные центры, которые могли бы  обслуживать технику разных производителей – немецких, японских, китайских и других.

Дело это чрезвычайно сложное: у каждого изделия свои расходные материалы, своя система диагностики, свои адаптеры к ноутбукам для тестирования. И во всем этом надо  хорошо разбираться, то есть нужно иметь грамотных специалистов по электронике и механике. К тому же там очень большой документооборот, отнимающий много времени и сил. Очень легко ошибиться и подставить под удар свою репутацию. Поэтому я гожусь, что мне удалось отладить работу сервисной службы. Наших специалистов приглашают делать ремонты по всей России. 

- Вы выбрали по-настоящему мужской бизнес. Как удается командовать персоналом?

- Это действительно мужской бизнес. Женщин практически нет, и поблажек им никто не делает, когда на кону стоят миллионы. Бывает, не обходится и без четырехэтажного мата. Мне это не свойственно, но пока не было коммерческого, исполнительного директора, начальника сервиса, все приходилось делать самой. Порой были и срывы, и курьезные случаи. Был случай, когда наши монтажники, не подумав, в ветреную погоду стали красить рампы и покрасили стоящий рядом «Бентли». У хозяина – истерика, чуть ли не сердечный приступ, были даже угрозы. Это сейчас все выглядит смешно, а тогда было не до смеха.

- И Вы стали выстраивать систему коллективной ответственности?

- Да, я поставила на ключевые подразделения людей, на которых смогла опереться. И попыталась сконцентрировать основные  усилия на развитии производства и сервиса. Мне всегда хотелось быть не просто дистрибьютером, а производителем нужной людям продукции. Мы начали производство мобильных рамп, сварных металлоконструкций, стеллажей. Изготавливали и гидравлические прессы для ТБО, но пока приостановили из-за высокой себестоимости.  

- Очень жесткая конкуренция на рынке?

- Да.  В 2015 году продажи техники сократились на 65%. Сейчас рынок несколько выровнялся, но провал был настолько велик, что нам до сих пор приходится оптимизировать издержки.  И я очень довольна, что мы в свое время занялись проектированием складских комплексов – в Уральском федеральном округе таких компаний больше нет. Мы занимаемся и проектированием новых складских комплексов, и проводим оптимизацию на уже существующих складах. В Челябинской области мы полностью переоборудовали складские помещения на нескольких молочных комбинатах. Мы выяснили, что основные потери на складе происходят из-за неправильно организованной логистики. В зависимости от размера компании потери могут составлять сотни миллионов рублей.  Сейчас логистическое проектирование стало нашей фишкой. Думала, что к поставкам оборудования и производству оно отношения не имеет, но время показало, что решение было правильным.

- Готовы ли Вы теперь вернуться к своей мечте и реализовать какой-нибудь важный проект?

- Мне хочется организовать в России совместное производство погрузчиков и складской техники премиум-класса, поскольку такого уровня у нас просто нет. Отставание настолько колоссальное, что уйдут десятилетия, если будем его преодолевать собственными силами. У нас нет на это времени.  В мире сейчас все крупнейшие заводы объединяются в концерны либо выкупаются конкурентами. Например, Still и Linde наполовину принадлежат китайским предпринимателям. Шведскую компанию Atlet AB купила Mitsubishi Group, которая объединила несколько ведущих брендов. Рынок глобализируется очень быстро, и тех, кто не успевает за процессом, съедают. Поэтому нам нужны готовые технологии, чтобы мы могли конкурировать по соотношению цена-качество.  Я посмотрела множество мировых производств и выход вижу только в создании совместных предприятий в данном сегменте. Вопрос – как  убедить иностранцев производить у нас. 

- А китайский бизнес в свое время как убедил?

- Я была на разных заводах, в том числе на Cherry. Вложены огромные деньги, производство идеальное, кругом роботы, а на выходе получается совсем не «немецкая» техника. По грузоподъемности на максимальную высоту китайские погрузчики всегда проигрывают европейским машинам с меньшими габаритами. Видимо, и китайским предпринимателям ноу-хау сложно перенимать. У европейцев заводы существуют десятки лет, технологии постоянно обновляются – даже в плане эргономики. Все стремятся снизить стоимость комплектующих. Шведская техника, например, базируется на четырех универсальных платформах, что требует в разы меньше запчастей. Очень люблю эту технику и с удовольствием бы воспользовалась шведскими технологиями, но пока они не готовы их передавать. 

Одно время у меня была надежда, что можно воспользоваться технологиями оборонно-промышленного комплекса, перед которым президент РФ поставил задачу наращивать выпуск конкурентоспособной гражданской продукции. Но там система согласований настолько мощная, что может умереть любая идея. Крупных предприятий, где правильно развивается бизнес, у нас очень мало, и им не всегда интересны долгосрочные проекты. А надо же понимать, что совместный проект по выпуску техники требует заинтересованности серьезных игроков с той и с другой стороны.

- Столкнувшись с проблемой производства, Вы и решили заняться общественной работой, возглавив областное отделение объединения «Женщины бизнеса»?

- Так получилось. «Женщины бизнеса», мое глубокое убеждение, позволяют продвигать конкретные проекты. Это уже происходит, особенно хорошо ведется работа с арабскими странами. Используя потенциал общественной организации, проще открыть филиалы и найти новых партнеров. Бизнес у всех разный: допустим, кто-то хочет реализовать проект за рубежом, а я уже работала на рынках Индии и Ирана, и мне есть чем поделиться.

- Говорят, на Вас в Иране было совершено нападение? 

- Да, в первый день визита в Тегеран. Все было как в боевике: я с двумя коллегами пошла на обед, и вдруг на перекрестке мотоциклист в маске сорвал с меня сумку. А там деньги, карты, телефоны и прочее. Потом вся делегация Свердловской области скидывалась, чтобы мне помочь, и первым на помощь пришел наш губернатор Евгений Куйвашев, огромное ему спасибо.

И в бизнесе первый блин получился комом. В той поездке была достигнута договоренность с иранскими властями о строительстве завода по производству упаковки. Проект до сих пор на стадии согласования:  получается не так быстро, как хотелось бы, поскольку у иранского частного бизнеса мало опыта по созданию технологичных производств с нуля и много недопонимания. И все-таки в итоге полученный опыт обернулся позитивным сотрудничеством. 

У меня сейчас там три проекта. Помимо упаковочного производства я курирую совместный проект по производству кранового оборудования и химической продукции. Кстати, оба они появились благодаря «Женщинам бизнеса»: с руководителями предприятий, которые сейчас реализуют проекты, я познакомилась на мероприятиях нашего объединения.

Я считаю, нам надо объединять свои усилия и находить правильных партнеров, привлекать инвестиции в Свердловскую область, открывать совместные предприятия, выводить свои продукты на экспортные рынки. Эти задачи мы будем решать, в том числе, в комитете по женскому предпринимательству Уральской ТПП.

Женский бизнес в мире достиг впечатляющих результатов: женщины возглавляют компании с оборотами в миллиарды евро. Со многими я познакомилась лично в ноябре этого года на Всемирном 65-м конгрессе женщин-предпринимателей FCEM. Это и Лаура Фрати Гуччи, Карин ван Моурик и многие другие бизнес-леди. В посольстве России в Италии было подписано соглашение, что 66-й Всемирный Конгресс FCEM пройдет в России осенью 2018 года. Соглашение было подписано в присутствии посла России в Италии Сергея Разова. Это значит, что у нас есть время подготовиться, организовать нужные встречи в рамках конгресса.

Всемирные общественные структуры очень помогают бизнесу: например, благодаря объединению FCEM немецкие компании успешно заходят во Францию и в арабские страны. И в нашем регионе просто необходимо увеличивать рост среднего и малого бизнеса за счет создания новых партнерств, где бизнес становится гораздо мощнее и продуктивнее за счет объединения сильных сторон участников. 

Уральская ТПП

Фотогалерея
Оцените наш сайт
Закрыть

Оценка

Отправить
Закрыть

Спасибо

Ваше мнение очень важно для нас.