Аналитическая записка о состоянии и проблемах законотворчества

Аналитическая записка о состоянии и проблемах законотворчества

№ 11

апрель 2003 года




  • О проекте федерального закона «О размещении заказов на поставку товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных нужд»

  • Проект федерального закона
    «О коммерческой тайне» внесен в Государственную Думу.


  • В Правительстве Российской Федерации заканчивается подготовка к внесению в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации проект федерального закона «Об обращении имущества, находящегося в собственности граждан и юридических лиц, в собственность Российской Федерации (национализации)».

  • Подготовлен согласованный проект федерального закона
    «О внесении изменений и дополнений в Трудовой кодекс Российской Федерации»


  • Система обязательного социального страхования будет совершенствоваться

  • Приложение 1.




    О проекте федерального закона «О размещении заказов на поставку товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных нужд»



    Подготовленный Минэкономразвития России проект федерального закона «О размещении заказов на поставку товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных нужд» призван сыграть важную роль в процессе дальнейшего совершенствования в Российской Федерации конкурентной среды и развития предпринимательской деятельности.
    К числу положительных новаций проекта следует отнести детализацию порядка предварительного квалификационного отбора, подробную регламентацию процедур рассмотрения, оценки, сопоставления и отклонения конкурсных заявок, прямое указание критериев определения более выгодной заявки. Весьма позитивным является закрепление права конкурсной комиссии устанавливать преимущества в виде преференциальных коэффициентов к цене конкурсного предложения в пользу отдельных категорий субъектов предпринимательской деятельности и ряд других нововведений.
    Торгово-промышленная палата Российской Федерации в целом поддерживает данный законопроект. Вместе с тем, ТПП РФ имеет ряд замечаний и предложения по данному проекту закона. К основным из них относятся следующие:
    1. В пункте 1 статьи 2 проекта федерального закона предлагается прямо указать, что помимо прочих федеральных законов законодательство о размещении заказов на поставку товаров для государственных нужд также включает Гражданский кодекс Российской Федерации.
    Кроме того, необходимо отметить, что законопроект по ряду позиций входит в некоторое противоречие с нормами статей 447-449 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ). Вместе с тем, указанные нормы ГК РФ не носят универсального характера, несколько устарели и потому требуют некоторой корректировки. В этой связи предлагается внести данный законопроект в Государственную Думу, одновременно предложив и соответствующие поправки в ГК РФ.
    2. Целесообразно дополнительно включить в проект закона статью, раскрывающую используемый в законопроекте понятийный аппарат, где раскрыть термины «конкурс», «государственный нужды», «закупки», «участник конкурса», «государственный контракт» и др.
    3. Также предлагается дополнить законопроект нормами о таком способе размещения заказа как конкурентные переговоры. Данный вид процедуры размещения заказов предусмотрен международно-правовыми документами, в частности, документами Комиссии Организации Объединенных Наций по праву международной торговли («ЮНИСТРАЛ»).
    4. В проекте не учитывается, что Федеральным законом от 14 июня 1995г. № 88-ФЗ «О государственной поддержке малого предпринимательства в Российской Федерации» предусмотрены некоторые особенности участия субъектов малого предпринимательства в производстве продукции и товаров (услуг) для государственных нужд.
    Так, согласно статье 14 указанного Федерального закона, Правительство Российской Федерации, органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации предусматривают резервирование для субъектов малого предпринимательства определенной доли заказов на производство и поставку отдельных видов продукции и товаров (услуг) для государственных нужд. А государственные заказчики при формировании и размещении заказов, и заключении государственных контрактов на закупку и поставки продукции и товаров (услуг) для государственных нужд по видам продукции (отнесенным Правительством Российской Федерации, органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации к приоритетным) обязаны размещать у субъектов малого предпринимательства не менее 15 процентов от общего объема поставок для государственных нужд данного вида продукции на основе конкурсов на указанные поставки, проводимых между субъектами малого предпринимательства.
    Принимая во внимание, что рассматриваемый проект закона призван стать базовым нормативным правовым актом в системе законодательства о заказах для государственных нужд, предлагается, что вышеназванные положения Федерального закона от 14 июня 1995г. № 88-ФЗ должны обязательно найти отражение в тексте проекта Федерального закона «О размещении заказов на поставку товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных нужд».
    5. Преимущества в виде преференциальных коэффициентов в размере 15% цены конкурсного предложения должны предоставляться не только предприятиям уголовно-исполнительной системы и предприятиям общественных организаций инвалидов, но также и субъектам малого предпринимательства. В этой связи предлагается внести в проект Федерального закона соответствующее дополнение.
    Кроме того, следует дополнить абзац второй пункта 4 статьи 37 законопроекта положением об обязательном включении субъектов малого предпринимательства в списки участников селективного конкурса.
    6. Надо исключить из проекта подпункт «б» пункта 2 статьи 48, предусматривающий возможность применения внеконкурсного способа размещения заказа у единственного источника в случаях, когда он размещается на предприятиях уголовно-исполнительной системы или предприятиях общественных организаций инвалидов. Во-первых, данная норма входит в некоторое противоречие с пунктом 2 статьи 1 проекта закона. Во-вторых, при наличии в законопроекте нормы о преимуществах указанных предприятий при проведении конкурсов в виде преференциальных коэффициентов (пункт 7 статьи 30 проекта), вышеназванное основание применение внеконкурсного способа размещения заказа представляется избыточным.
    7. В проекте закона не конкретизируются права уполномоченного федерального органа исполнительной власти в области закупок продукции для государственных нужд и уполномоченных органов субъектов Российской Федерации, а также меры, которые эти органы вправе принимать при выявлении нарушений установленных законодательством процедур закупок.
    Кроме того, является не оправданной предлагаемая в проекте норма о запрещении вышеуказанным государственным органам приостанавливать конкурсы при поступлении к ним административных жалоб участников на нарушение государственным заказчиком установленных процедур закупок.
    Также не указываются в проекте, какие меры (решения) вышеуказанные органы вправе принимать по результатам рассмотрения жалоб участников конкурсов, поданных в административном порядке (статья 54), а также при осуществлении внесудебного рассмотрения споров, связанных с закупкой продукции для государственных нужд (подпункт «д» пункта 2 статьи 58).
    При изложенных выше обстоятельствах единственной эффективной мерой защиты прав и интересов участников конкурсов будет являться рассмотрение споров и жалоб в судебном порядке. Поэтому статья 54 проекта закона в предлагаемой редакции является декларативной и подлежит либо конкретизации, либо исключению из проекта.
    Будет правильным если уполномоченные государственные органы в области закупок продукции для государственных нужд должны быть наделены правом направлять государственным заказчикам обязательные для исполнения письменные требования (предписания) об устранении нарушений законодательства о закупках продукции для государственных нужд, приостанавливать конкурсы на любой стадии их проведения, а также предъявлять в суд иски об отмене результатов процедур закупок (в порядке статьи 57 проекта).
    8. В статье 57 или в отдельной статье законопроекта предлагается указать основания для признания недействительными результатов конкурсов (иных процедур закупок). Этими основаниями могли бы быть, в частности, указанные в статье 56, в пункте 2 статьи 11, в статье 33, а также иные основания.
    9. В целях согласования правовых норм глав I с нормами других глав проекта, в частности главы IX, представляется необходимым в пункте 2 статьи 5 проекта указать, что ответственность за действия (бездействия) лиц, которым переданы часть функций государственного заказчика, несет государственный заказчик.
    10. В проекте необходимо конкретизировать права, обязанности и ответственность государственных заказчиков, проводящих объединенные конкурсы (пункт 5 статьи 9).
    11. В статье 16 проекта закона говорится, что предварительная квалификационная документация должна содержать указание на предмет государственного контракта. В соответствии со статьей 422 Гражданского кодекса РФ предмет контракта – это только одно из существенных условий договора. Сам по себе предмет контракта может не дать необходимое потенциальным участникам закупок представление о контракте. В связи с изложенным предлагается в статье 16 и в пункте 5 статьи 22 проекта слова «предмет государственного контракта» заменить словами «предмет и иные существенные условия государственного контракта».
    12. Информационное сообщение о проведении конкурса должно также содержать условия оплаты государственным заказчиком поставленных товаров, произведенных работ, оказанных услуг (например, график оплаты, сроки оплаты и т .п.). Государственный заказчик уже в самом публикуемом сообщении о проведении конкурса должен показывать потенциальным участникам, как и когда он намерен оплачивать заказанные товары (работы, услуги). Поэтому в подпункте «в» пункта 5 статьи 22 законопроекта слова «источники финансирования государственного заказа» заменить словами «источники финансирования и порядок оплаты государственного заказа».
    13. Нахождение любого имущества участника под арестом не должно быть прямым основанием для отклонения его заявки на участие в конкурсе (подпункт «б» пункта 4 статьи 30), так как, в принципе, возможны и злоупотребления со стороны конкурентов, которые путем необоснованных судебных исков могут в ряде случаев добиться наложения ареста на имущество участника конкурса.
    14. Представляется необходимым дополнить статью 32 проекта закона нормой, предусматривающей обязанность государственного заказчика возместить участникам конкурса понесенные ими затраты в случае отклонения им всех конкурсных заявок.
    15. Следует дополнительно включить в проект федерального закона статью, предусматривающую ответственность за нарушение законодательства о размещении заказов на поставку товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных нужд. Данная статья может быть и отсылочной, предусматривающей установление административной, уголовной или иной ответственности за совершение вышеназванных правонарушений другими федеральными законами.
    16. Статью 39 законопроекта целесообразно дополнить положениями о порядке регистрации заявок и предоставлении расписки о получении заявки на участие в селективном конкурсе, также как это сделано в данном проекте в отношении заявок на участие в открытом конкурсе (пункт 4 статьи 27).
    17. Также представляется необходимым конкретизировать в законопроекте такие понятия как место и дата проведения конкурса.

    Проект федерального закона «О коммерческой тайне» внесен в Государственную Думу.



    Департамент ТПП РФ по законодательству провел экспертизу проекта федерального закона «О коммерческой тайне» (далее – законопроект), недавно внесенный Правительством Российской Федерации в Государственную Думу Российской Федерации, и сообщает следующее.
    В целом предлагаемый проект содержит положения и механизмы, призванные обеспечить решение двух основных задач:
    1) охрану коммерческой тайны для ее обладателя;
    2) передачу информации о коммерческой тайне различным органам власти на условиях полной конфиденциальности и ответственности за неправомерное разглашение тайны.

    Вместе с тем, законопроект содержит ряд спорных положений, ослабляющих его действие и способных привести к конфликтам и нарушению прав обладателя тайны в рамках правоприменительной практики.
    Для целей определения предела ограничения оборота способности объекта гражданских прав считаем необходимым, в первую очередь разработать четкое определение «коммерческой тайны», расширительное по отношению к определению, данному Гражданским кодексом РФ, и включающее в себя, в том числе обязательное положение о том, что коммерческая тайна – это информация, имеющая стоимостное или иное значение, используемая или не исключающая возможности ее использования для дальнейшей предпринимательской деятельности.
    Юридически точная формулировка определения «коммерческая тайна» и его отнесение к сфере гражданско-правового регулирования позволит в дальнейшем абстрагироваться от других видов конфиденциальной информации (в том числе от понятия «банковская тайна»), не являющихся коммерческой тайной, а также предоставить участникам гражданских правоотношений возможность самостоятельно своей волей и в своем интересе (в соответствии с п. 2 ст. 1 ГК РФ) определять на основании соглашения характер информации с точки зрения отнесения ее к коммерческой тайне.
    При осуществлении подхода к нормативному закреплению положений о коммерческой тайне предполагается применение гражданско-правовой терминологии при подготовке понятийного аппарата данного законопроекта, позволяющей правильно квалифицировать право, на основании которого субъект гражданских правоотношений владеет, пользуется и распоряжается данного рода информацией. Например, использование определения «обладатель коммерческой тайны» не дает такого представления ни в рамках гражданского, ни в рамках административного правового регулирования. Так, в соответствии со статьей 2 Федерального закона №24-ФЗ от 20.02.1995 «Об информации, информатизации и защите информации» применяются понятия собственник информационных ресурсов, владелец информационных ресурсов, информационных систем, пользователь (потребитель) информации, использование которых в рассматриваемом проекте предпочтительно, с нашей точки зрения, в целях единообразного формирования правоприменительной практики.
    Кроме того, в законопроекте, представляется необходимым уточнить основания предоставления информации, относящейся к коммерческой тайне, органам государственной власти субъектов Российской Федерации и органам местного самоуправления, а также федеральным органам исполнительной власти, не осуществляющим на основании закона правоохранительных функций, а также детализировать механизм охраны прав собственников информации, отнесенной к коммерческой тайне, во избежание злоупотреблений лицами, получившими данную информацию во время выполнения ими своих должностных обязанностей.
    В ст. 5 законопроекта исключен ряд положений в отношении информации, которая не может составлять коммерческую тайну, содержащиеся в Постановлении Правительства РСФСР от 05.12.1991 г. № 35 «О перечне сведений, которые не могут составлять коммерческую тайну» (с изменениями от 03.10.2002 г.). Из них наиболее существенны:

  • сведения о заработной плате работающих;
  • сведения об участии должностных лиц предприятия в кооперативах, малых предприятиях, товариществах, акционерных обществах, объединениях и других организациях, занимающихся предпринимательской деятельностью;
  • изменения в составе патентообладателей.

    Наличие в законопроекте целого ряда норм, носящих отсылочный характер, могут воспрепятствовать его эффективной реализации.
    В частности, положение п. 3 ст. 4 законопроекта, в соответствии с которым перечень информации, которая не может составлять коммерческую тайну, определяется федеральными законами, создает основание для необоснованного расширения состава такой информации, поскольку в указанный перечень могут быть включены абсолютно любые сведения, а проконтролировать ситуацию при наличии большого количества актов законодательства, предусматривающих такой состав информации, не всегда представляется возможным.
    В ст.7 законопроекта говориться: «требовать…выполнения ими обязанностей по соблюдению режима конфиденциальности в отношении информации, составляющей его коммерческую тайну». Однако проект закона не содержит такого понятия, как «режим конфиденциальности». Статья 2 законопроекта предусматривает понятие «режим коммерческой тайны». На наш взгляд, следует привести указанное положение ст. 7 в соответствие с понятийным аппаратом законопроекта.
    В абзац 2 пункта 1 статьи 13 законопроекта необходимо внести уточнение, так как сторонами в договоре об использовании информации, составляющей коммерческую тайну, могут быть не только физические, но и юридические лица. По нашему мнению в начало абзаца следует добавить слова: «в случае, если сторонами в договоре являются юридические лица, то…».
    В соответствии с пунктом 3 статьи 13 законопроекта обладатель коммерческой тайны, переданной им контрагенту, не вправе в течение срока действия гражданско-правового договора разглашать соответствующую информацию, а также в одностороннем порядке прекращать ее охрану. В этой связи считаем необходимым обратить внимание на следующие моменты.
    Во-первых, разглашение информации, составляющей коммерческую тайну, также является основанием для прекращения охраны коммерческой тайны, следовательно, целесообразно перед словами «в одностороннем порядке прекращать ее охрану» вставить слова «иным способом».
    Во-вторых, обладатель коммерческой тайны должен иметь право на разглашение, прекращение охраны коммерческой тайны до истечения срока действия соответствующего договора, кроме случаев, когда это отдельно установлено в договоре или Федеральном законе. Например, если страховщик является заказчиком по договору подряда и для исполнения подрядчиком договора передает определенные сведения, составляющие коммерческую тайну, то за страховщиком должно сохранятся право без каких-либо ограничений разглашать соответствующую информацию или прекращать охрану коммерческой тайны.
    Целесообразным является исключение из пункта 1 статьи 14 законопроекта слов «…а также не вправе использовать её в личных или корыстных целей». Данное положение являлось излишним, так как оно уже подпадает под использование информации без согласия правообладателя.
    В правоприменительной практике норма пункта 1 статьи 15 законопроекта может создать определенную опасность. Представляется непонятным, о какой ответственности может идти речь в случае неправомерного отнесения информации к коммерческой тайне. Полагаем, что при неправомерном отнесении сведений, указанных в статье 5 законопроекта, к коммерческой тайне и может быть предусмотрена административная или дисциплинарная ответственность.
    Наибольшие вопросы вызывают положения, касающиеся режима коммерческой тайны и перечня информации, который может составлять коммерческую тайну. П. 4 ст. 4, и ст. 11 дают право определять перечень и состав информации, относимой к коммерческой тайне, самому обладателю информации. Однако в этом контексте законопроект содержит два противоречия:
    1) в п. 3 ст. 4 законопроекта, указывается, что Федеральными законами определяется перечень информации, которая не является коммерческой тайной. Из предлагаемого текста закона не ясно, как это стыкуется с правом обладателя коммерческой тайны определять соответствующий перечень информации;
    2) можно ли считать, что ст. 5 законопроекта содержит перечень информации, которая не может составлять коммерческую тайну. Если да, то какими еще федеральными законами этот перечень должен определяться.
    В любом случае было бы целесообразнее привести весь необходимый перечень в этом законе. В противном случае список изъятий из коммерческой тайны будет слишком велик, поскольку будет формироваться под давлением различных групп интересов, включая органы власти разного уровня.
    В п. 3 ст. 4 законопроекта установлено, что перечень информации, которая не может составлять коммерческую тайну, определяется федеральными законами, однако в ст. 5 законопроекта «Информация, которая не может составлять коммерческую тайну» уже установлен упомянутый перечень. Учитывая вышесказанное, п. 3 ст. 4 законопроекта предлагается изложить в следующей редакции: «Перечень информации, которая не может составлять коммерческую тайну, определяется настоящим Федеральным законом».
    Также П. 1 ст. 15 законопроекта устанавливается, что за неправомерное отнесение сведений к коммерческой тайне лицо, принявшее такое решение, несет ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации. Во-первых, действующим законодательством Российской Федерации не определены размер ответственности (порядок его определения) за такое нарушение, орган, налагающий взыскание за такое нарушение, а также порядок наложения взыскания и уплаты штрафных санкций. Во-вторых, пунктом 4 статьи 4 установлено, что право на отнесение информации к коммерческой тайне и определение перечня и состава такой информации принадлежит обладателю этой информации.
    В законопроекте предоставляется право обладателю информации самостоятельно относить информацию к коммерческой тайне, однако, четкие критерии отнесения информации к коммерческой тайне не установлены, а законодатель в то же время предоставляет возможность привлечь обладателя информации к ответственности за неправомерное отнесение сведений к коммерческой тайне.
    Учитывая вышеизложенное, в рассматриваемом законопроекте необходимо четко установить критерии отнесения информации к коммерческой тайне, а также определить размер ответственности (механизм ее определения) за неправомерное отнесение сведений к коммерческой тайне, орган, налагающий взыскание за такое нарушение, а также порядок наложения взыскания и уплаты штрафных санкций.
    В законопроекте также необходимо устранить ошибки технического характера, например, в пункте 2 статьи 13 исключить слово «незаконном» перед словами «третьим лицам» как излишнее.
    Несмотря на отдельные недостатки рассматриваемого законопроекта ТПП РФ поддерживает концепцию законопроекта и считает, что он представляет собой хорошую основу для дальнейшей работы и совершенствования правового регулирования гражданских общественных отношений.

    В Правительстве Российской Федерации заканчивается подготовка к внесению в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации проект федерального закона «Об обращении имущества, находящегося в собственности граждан и юридических лиц, в собственность Российской Федерации (национализации)».



    Cледует сказать, что в течение трех лет аппарат Правительства Российской Федерации отклонял все наработки Минимущества России на тему национализации. На этот раз профильному министерству удалось подготовить законопроект, к которому не имеется замечаний у других министерств-соисполнителей.
    По мнению газеты «Финансовые известия», заняться столь щекотливым вопросом Правительство Российской Федерации вынудили Гражданский кодекс, иностранные инвесторы и депутаты. В Конституции и Гражданском кодексе Российской Федерации присутствует понятие национализации как процесса, обратного приватизации. А федерального закона, разъясняющего, в каких случаях государству позволено отбирать у частных собственников имущество, нет. Данное обстоятельство пугает иностранных инвесторов, знакомых с богатым революционным прошлым нашей страны. Их тревога усиливается всякий раз, когда вопросы национализации начинают обсуждать российские парламентарии.
    Таким образом, Минимуществом России (Газизуллиным Ф.Р.) внесен в Правительство Российской Федерации проект федерального закона «Об обращении имущества, находящегося в собственности граждан и юридических лиц, в собственность Российской Федерации (национализации)».
    Указанный законопроект подготовлен во исполнение пункта 14 Плана законопроектной деятельности Правительства Российской Федерации на 2-е полугодие 2002 года, утвержденного распоряжением Правительства Российской Федерации от 20.08.2002 г. № 1147-р, и пункта 32 Плана действий Правительства Российской Федерации по реализации в 2002 году основных положений Программы социально-экономического развития Российской Федерации на среднесрочную перспективу (2002 -2004 годы) и Послания Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации, утвержденного распоряжением Правительства Российской Федерации от 16.03.2002 года № 314-р.
    По мнению Правительства Российской Федерации, принятие данного законопроекта позволит обеспечить защиту стратегических интересов государства, сформировать правовую базу для национализации имущества, использование которого необходимо для производства продукции, имеющей стратегическое значение для обеспечения национальной безопасности государства, и определить процедуры перехода прав собственности к Российской Федерации на имущество юридических и физических лиц.
    Законопроектом устанавливаются права и обязанности органов государственной власти Российской Федерации в процессе подготовки решений о национализации, позволяющие соблюсти при этом баланс интересов Российской Федерации и собственников национализируемого имущества. Также предусматривается регламентация процедуры принятия решений о национализации, условий при которых такое решение может быть реализовано, описаний ограничений, накладываемых на собственника национализируемого имущества, порядка возмещения собственнику стоимости национализируемого имущества и иных убытков.
    Устанавливается то, что национализация осуществляется лишь в случаях, если обеспечить потребности Российской Федерации в стратегической продукции невозможно без проведения национализации.
    В представленном законопроекте началом процедуры национализации является принятие после согласования с Президентом Российской Федерации решения о национализации, принимаемое в форме акта Правительства Российской Федерации.
    Основанием принятия решения о национализации является федеральный закон о федеральном бюджете на соответствующий год, предусматривающий ассигнования на цели национализации.
    В законопроекте определены требования к проведению инвентаризации и оценки стоимости национализируемого имущества в соответствии с Федеральным законом «Об оценочной деятельности в Российской федерации», установлены порядок определения стоимости национализируемого имущества и других убытков (размера возмещения), подлежащих возмещению собственнику, а также порядок выплаты возмещения. Законопроект предусматривает согласование размера возмещения с собственником национализируемого имущества, а при недостижении согласия - определение его на основании решения суда.
    Законопроект согласован с Минфином России (Златкис Б.И.), Минэкономразвития России (Масловым А.В.), МАП России (Дудкиным С.Н.), Минпромнауки России (Свинаренко А.Г.), Минэнерго России (Леженкиной О.Н.), Минюстом России (Карлиным А.Б.), Главным государственно-правовым управлением Президента Российской Федерации (Брычевой Л.И.) и Экономическим управлением Президента Российской Федерации (Даниловым-Данильяном А.В.).
    Вместе с тем, имеются замечания по законопроекту Исследовательского центра частного права при Президенте Российской Федерации (А.Ф.Кузьменко, А.Л.Маковский) и Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации (Т.Я.Хабриева, В.Н.Литовкин). Минимущество России (А.А.Браверман) считает целесообразным учесть ряд замечаний при подготовке проекта ко второму чтению в Государственной Думе.
    Думается, что разработчикам следует еще до внесения законопроекта в Государственную Думу четко определить свою позицию по той части замечаний, которые не вызывают неприятия. Предложения, улучшающие проект, было бы правильно учесть еще на этапе его рассмотрения Правительством, тем более, если это не требует значительных усилий (например, включить, как предлагает Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве российской Федерации, в статью 17 законопроекта положение о незамедлительном уведомлении собственника национализируемого имущества о прекращении процедуры национализации - по аналогии со статьей 6 законопроекта об уведомлении при принятии решения о национализации).
    По нашему мнению, при разработке и принятии данного законопроекта необходимо исходить из ключевого вопроса любой власти - доверие граждан государству. На данный момент, как это неоднократно подчеркивал и Президент Российской Федерации В.В.Путин, органы законодательной, исполнительной и судебной власти в этой важнейшей сфере не дорабатывают.
    Основным способом решения задачи укрепления доверия к государственной власти является разработка и принятие федеральных законов, четко регламентирующих все стороны жизни общества. От того, насколько совершенными будут правовые механизмы, во многом зависит доверие народа к государству в целом.
    Необходимость принятия закона о национализации бесспорна: такие правовые акты существуют во всех странах с развитой правовой системой. Принятие такого закона предусмотрено и Гражданским кодексом РФ. Это крупный последний правовой акт, который должен законодательно оформить регулирование отношений собственности в стране.
    Таким образом, разработка важнейшего правового акта в сфере отношений собственности производится в условиях все еще не достаточного доверия граждан к государству и его органам. При таких обстоятельствах законопроект должен быть разработан самым детальным образом.
    По нашему мнению, трудно согласиться с позицией государственных органов, выраженной в том, что большинство высказанных замечаний по законопроекту носит юридико-технический характер и могут быть учтены при подготовке законопроекта ко второму чтению в Государственной Думе.
    В Государственную Думу должен быть передан законопроект уже с учетом высказанных замечаний.
    К числу замечаний к законопроекту считаем необходимым отнести:
    1) законопроект не решает вопрос соотношения его основных норм с нормами Конституции РФ (п.3 ст.35), предусматривающим невозможность лишения имущества собственника без решения суда. Вместе с тем, законопроект, напротив, предполагает в качестве основания для национализации федеральные законы и решение Правительства РФ (ч. 3 п. 1 ст. 3, п. 2 ст. 4, п. 1 ст. 6, ст. 14, 15 проекта закона). Судебная процедура предусмотрена только в случаях возникновения спора о размере возмещения;
    2) представляется проблематичной возможность судебного обжалования определения размера возмещения, убытков. Во- первых, кандидатуру оценщика выбирает само государство без какого-либо участия собственника имущества (п. 2 ст. 9, ст. 10). Во- вторых, закон предусматривает возможность обращения в суд (с соответствующим отнесением на истца необходимых затрат по оплате госпошлины), однако единой методики, учитывающей все аспекты определения размера возмещения, убытков не имеется. В целом, доказать заниженность размера возмещения на практике вряд ли возможно;
    3) в законопроекте обтекаемо сформулированы сами критерии национализации: удовлетворение потребности в продукции (работах, услугах), непосредственно обеспечивающей обороноспособность и безопасность государства (ст. 1). Статья 4 проекта дополняет критерий национализации указанием на то, что потребность в стратегической продукции не может быть удовлетворена без национализации. При этом четкого механизма определения возможности (невозможности) получения стратегической продукции посредством государственного оборонного заказа (по разумным ценам), приобретения продукции иными способами без применения национализации не имеется. В силу этого практически любое имущество в стране теоретически подпадает под возможность национализации;
    4) прекращение процедуры национализации (п. 4 ст. 15, ст. 17) с неизбежностью должно влечь компенсацию убытков собственнику, причиненных, например, вследствие ограничений его прав (ст. 16). Законопроект положений такого характера не содержит;
    5) прежде всего стоит отметить, что закон не предусматривает механизм обжалования в судебном порядке решения о национализации, что определённым образом не согласуется с пунктом 2 статьи 46 Конституции Российской Федерации, согласно которой действия органов государственной власти могут быть обжалованы в суд. Считаем необходимым включение в текст законопроекта положений, предоставляющих собственнику национализируемого имущества право в исключительных случаях обжаловать в судебном порядке принятое решение о национализации (например, в случае, если имелась возможность удовлетворить потребность государства в стратегической продукции, не прибегая при этом к национализации; в случае невыполнения или ненадлежащего выполнения государственными органами своих обязанностей по отношению к собственнику имущества при проведении процедуры национализации);
    6) Законопроект не определяет судьбу имущества, не вошедшего в состав национализируемого имущественного комплекса. Также считаем необходимым включение в текст законопроекта положений, касающихся компенсации собственнику имущества, не вошедшего в состав национализируемого имущественного комплекса, в случае, если данное имущество не может использоваться по назначению или теряет значительную часть полезных свойств, будучи отделённым от национализируемого имущества;
    7) считаем неправомерным установленное подпунктом 2 пункта 1 статьи 16 законопроекта запрета на любое дополнительное обременение национализируемого имущества после принятия решения о проведении национализации. Как известно, с момента принятия решения о национализации до завершения процедуры национализации, следовательно, изложенный выше подход может фактически парализовать хозяйственную деятельность предприятия;
    8)Законопроектом также не предусматривается возможность возмещения убытков собственнику национализируемого имущества в случае прекращения процедуры национализации. В процессе смены собственника предприятия, чем по сути является национализация, собственник может терпеть убытки, связанные с проведением необходимых для национализации процедур. Поэтому считаем неправомерным подобное ущемление прав собственников национализируемого имущества.
    Также следует внести в законопроект положения, касающиеся уведомления собственника национализируемого имущества в случае прекращения процедуры национализации;
    9)считаем необходимым внесение изменений в статью 306 Гражданского кодекса Российской Федерации, так как буквальное толкование нормы, изложенной в вышеуказанной статье, позволяет сделать вывод о том, что решение о прекращении права собственности должно оформляться в виде федерального закона, что не соответствует основным положениям данного законопроекта;
    10) согласно пункту 2 статьи 16, собственник национализируемого имущества обязан предоставлять «полную и достоверную информацию о национализируемом имуществе и о его собственнике». Такая недостаточно конкретная формулировка может привести к злоупотреблениям при сборе информации о собственнике. Считаем необходимым внесение в законопроект перечня сведений, предоставляемых собственником национализируемого имущества;
    11) законопроект предусматривает возможность для государственных органов, уполномоченных в области национализации, обращаться в арбитражный суд, если собственник национализируемого имущества уклоняется от подписания соглашения о размере возмещения (который устанавливается на основании проведения независимой оценки). Однако подобной возможности для собственника национализируемого имущества не предусматривается. Считаем такой подход несправедливым и неоправданным;
    12) законопроект не учитывает интересы кредиторов собственника, имущество которого подлежит национализации. На наш взгляд законопроект необходимо дополнить положениями, согласно которым все долги национализируемого предприятия (как имущественного комплекса) переходили бы к государству в порядке универсального правопреемства. Позиция Минимущества состоит в том, что долги, которыми обременено национализируемое имущество, погашаются за счёт возмещения, предоставляемого собственнику имущества государством. Такой подход является неправомерным, так как лицо обязано рассчитываться с кредиторами уже не принадлежащего ему предприятия;
    13) согласно пункту 1 статьи законопроекта, национализировано, может быть имущество, находящееся на территории Российской Федерации. Возникает вопрос: почему не допускается возможность национализации имущества российских юридических лиц, расположенного, например, на континентальном шельфе России?
    14)Положение пункта 2 статьи 15 законопроекта о том, что национализированное имущество может быть использовано исключительно для удовлетворения потребностей в стратегической продукции, представляется излишне категоричным. Образно выражаясь, если предприятие прежде производило не только ракеты, но и велосипеды, то почему нельзя делать то же самое после национализации?
    15) Согласно пункту 2 статьи 16 законопроекта, собственник национализируемого имущества обязан предоставлять «полную и достоверную информацию о национализируемом имуществе и о его собственнике». Такая недостаточно конкретная формулировка может привести к злоупотреблениям при сборе информации о собственнике.
    Таким образом, полагаем, что принятие законопроекта в таком виде способно существенно повлиять на инвестиционный климат в стране, а также запустить механизм передела собственности.
    В заключение необходимо сказать, что право государства на национализацию частной собственности вытекает из общепризнанного принципа международного права о суверенитете государства. Исходя из принципа суверенитета, только внутреннее право государства регулирует вопросы приобретения, перехода и утраты права частной собственности, в том числе и утраты этого права в силу закона о национализации.
    Национализация является важным элементом в конструкции российского гражданского законодательства в период развития рыночной экономики, призванным обеспечить защиту стратегических интересов государства, связанных с обеспечением безопасности и обороны Российской Федерации.
    В любых условиях защита стратегических интересов государства должна осуществляться в рамках действующего законодательства.
    Формирование правовой базы для национализации имущества, использование которого необходимо для производства продукции, имеющей стратегическое значение для обеспечения национальной безопасности государства, является важной задачей, решение которой позволит цивилизованно реализовать процедуры перехода прав собственности к Российской Федерации на имущество юридических и физических лиц.
    Представляется необходимым, чтобы представленный законопроект находился в соответствии с нормами Конституции Российской Федерации и Гражданского кодекса Российской Федерации, регулирующими вопросы прекращения права собственности и обращения имущества в собственность Российской Федерации (национализации), а также бюджетного и иного законодательства Российской Федерации.
    Указанный законопроект должен обеспечить стратегические интересы государства и гарантировать права собственников национализируемого имущества.

    Подготовлен согласованный проект федерального закона
    «О внесении изменений и дополнений в Трудовой кодекс Российской Федерации»

     

    По итогам работы экспертной группы при Комитете Государственной Думы по труду и социальной политике подготовлен согласованный текст проекта Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Трудовой кодекс Российской Федерации». Наиболее интересными и важными представляются следующие изменения, предлагаемые законопроектом.
    Основные права и обязанности работодателя (статья 22 ТК РФ) дополнены обязанностью ознакомления работника с принимаемыми локальными нормативными актами, непосредственно связанными с его трудовой деятельностью.
    Вторая часть статьи 23 ТК РФ, определяющая случаи, когда органы государственной власти и местного самоуправления являются сторонами социального партнерства, перенесена в статью 25 ТК РФ. Тем самым устраняется содержащееся в действующей редакции Кодекса противоречие, когда из социального партнерства фактически исключалась одна из сторон в лице названных органов во всех случаях помимо непосредственно предусмотренных федеральными законами, а также когда данная сторона выступала в качестве работодателя.
    В часть пятую статьи 35 ТК РФ вносится дополнение, предусматривающее возможность создания комиссий для подготовки проектов отраслевых соглашений и их заключения на уровне муниципального образования.
    В статьи 36 и 37 ТК РФ внесены изменения, уточняющие процедурные вопросы и порядок ведения коллективных переговоров, направленные на разрешение выявленных на практике противоречий.
    Сохранено право на многократное продление коллективного договора, т.е. договора на уровне организации (статья 43 ТК РФ). Таким образом, однажды заключенный коллективный договор может действовать по соглашению сторон в течение неограниченного срока. Максимальный срок действия соглашения (уровень федеральный, отраслевой либо межотраслевой, территориальный) ограничен шестью годами – вправе продлевать один раз (статья 48 ТК РФ).
    Статья 46 ТК РФ дополнена новой частью, конкретизирующей вопросы, которые могут включаться в соглашение.
    Уточнена формулировка части четвертой статьи 61 ТК РФ: если работник не приступил к работе в течение недели со срока, указанного в трудовом договоре, то трудовой договор считается незаключенным. После внесения изменения в статью 68 ТК РФ приказ (распоряжение) работодателя о приеме на работу будет объявляется работнику не в трехдневный срок со дня подписания трудового договора, а в течение трех дней с момента фактического начала работы. Тем самым устраняется противоречие с частью четвертой статьи 61 ТК РФ.
    Не удалось провести предложение работодателей об исключении запрета на установление испытательного срока впервые поступающим на работу выпускникам профессиональных образовательных учреждений. Согласована компромиссная формулировка абзаца пятого части четвертой статьи 70 ТК РФ, распространившая этот запрет только на лиц, окончивших профессиональные образовательные учреждения, имеющие государственную аккредитацию, и в течение года со дня их окончания.
    Внесены изменения в статью 72 ТК РФ, позволяющие разграничить понятия «перевода на другую постоянную работу» и «изменение существенных условий труда» и в целом улучшающие ее редакцию.
    В часть первую статьи 74 ТК РФ внесено уточнение, позволяющее перевод сроком до одного месяца на более низко квалифицированную работу без согласия работника в экстремальных случаях (авария, стихийное бедствие и т.д.). В такой ситуации обязанность работодателя получить письменное согласие работника на временный перевод может повлечь негативные последствия и для организации, и для населения.
    Приведены в соответствие с основаниями прекращения трудового договора ссылки на отдельные статьи в статье 77 ТК РФ: в пункте 2 части первой указанной статьи пункт 2 статьи 58 заменен на статью 79, что является более правильным, т.к. в статье 79 ТК РФ говорится именно о расторжении срочного трудового договора; в пункте 4 ссылка на статью 81 ТК РФ дополнена статьей 71 ТК РФ, также предусматривающей возможность увольнения по инициативе работодателя в случае неудовлетворительного результата испытания; пункт 8 помимо увольнения работника, отказавшегося от перевода на другую работу по состоянию здоровья согласно медицинского заключения, дополнен пропущенным в действующей редакции Кодекса основанием увольнения в связи с отсутствием в организации соответствующей работы, тем самым формулировка основания увольнения приведена в соответствие с частью второй статьи 72 ТК РФ.
    Исключен подпункт «а» пункта 3 части первой статьи 81 ТК РФ, предусматривающий расторжение трудового договора по инициативе работодателя по состоянию здоровья в соответствии с медицинским заключением – один из трех вариантов увольнения работника по аналогичному основанию, содержащихся в действующем Кодексе. При этом по одним вариантам увольняемому работнику предоставлялись гарантии, по другим – нет. Остались два возможных варианта прекращения трудового договора – часть вторая статьи 72 ТК РФ, о которой упоминалось выше, и пункт 5 части первой статьи 83 ТК РФ – признание работника полностью нетрудоспособным в соответствие с медицинским заключением, отнесенный к обстоятельствам, не зависящим от воли сторон.
    Подпункт «в» пункта 6 части первой статьи 81 ТК РФ дополнен новым основанием расторжения трудового договора по инициативе работодателя – за разглашение персональных данных работника, предусмотренным статьей 90 ТК РФ.
    Статья 83 ТК РФ, определяющая основания прекращения трудового договора по обстоятельствам, независящим от воли сторон, дополнена двумя новыми основаниями о дисквалификации работника и лишении его специального права (лицензии, права на ношение оружия и т.п.), влекущими невозможность исполнения трудовых обязанностей. Данные дополнения вызваны существующей практикой, например, лишение водителя права управления транспортным средством.
    В статье 99 ТК РФ разделены сверхурочные работы в чрезвычайных ситуациях, к которым работника будет возможно привлекать без его согласия и работы, обусловленные производственной необходимостью, для которых необходимо письменное согласие работника.
    Часть третья статьи 112, где идет речь о работах, допускаемых в праздничные и выходные дни, перенесена в несколько измененной формулировке в статью 113, как более соответствующая ее содержанию. В последней статье аналогично статье 99 ТК РФ разделены случаи привлечения в нерабочие и праздничные дни к работам в экстремальных ситуациях без согласия работника и неотложные работы, обусловленные производственным процессом, для которых требуется письменное согласие работника.
    В части первой статьи 126 ТК РФ замена части отпуска, превышающей 28 календарных дней, по желанию работника (его письменному заявлению) изменена на формулировку «по договоренности между работником и работодателем», что снимает имеющиеся у работодателей претензии к данному положению ТК РФ. При этом статья дополняется новой частью, уточняющей, что замене подлежит только часть каждого отпуска, превышающая 28 календарных дней. Таким образом, неиспользованный за предыдущие годы основной отпуск не подлежит замене денежной компенсацией.
    В статье 139 ТК РФ уточнено среднемесячное число календарных дней для расчета среднего заработка – 29,5 вместо 29,6 и внесено дополнение о расчете среднего заработка для всех случаев исходя из 12 месяцев, предшествующих моменту выплаты. В часть третью статьи 173 ТК РФ вносится уточнение об оплате работодателем проезда один раз в учебном году только успешно обучающимся работникам-заочникам.
    Исключено упоминание о возможности заключения гражданско-правового ученического договора с лицом, ищущим работу (статья 198 ТК РФ), как не подлежащее регулированию трудовым законодательством.
    Практически без изменений согласованы представленные правительственной стороной значительные изменения раздела кодекса, посвященного охране труда. Поправки обусловлены принятием новых нормативных правовых актов в сфере охраны труда.
    Возвращается действовавший ранее порядок продолжительности работы по совместительству не более четырех часов в день и не более половины месячной нормы рабочего времени (изменена редакция статьи 284 ТК РФ).
    В часть третью статьи 303 ТК РФ включено дополнение, уточняющее, что регистрация трудового договора с работником производится работодателем - физическим лицом в органе местного самоуправления в уведомительном порядке, а также новый абзац, обязывающий регистрировать в таком же порядке прекращение трудового договора. Статья дополнена новой частью, предусматривающей возможность работника зарегистрировать прекращение трудового договора в случае смерти работодателя – физического лица, отсутствия сведения о нем либо иных подобных ситуациях. Это позволит работнику правильно оформить прекращение трудового договора и в дальнейшем избежать сложностей при подтверждении трудового стажа.
    В статья 352 ТК РФ приведена в соответствие со статьей 46 Конституции Российской Федерации - в качестве одного из способов защиты трудовых прав и законных интересов работника добавлена судебная защита.
    В статье 357 ТК РФ обязанности государственных инспекторов труда несколько ограничены выявлением и выдачей предписаний об устранении только очевидных нарушений трудового законодательства и иных нормативно-правовых актов, содержащих нормы трудового права, со стороны работодателей. Подразумевается, что неочевидные нарушения должны рассматриваться в судебном порядке.
    Измененной редакцией частей первой и второй статьи 375 ТК РФ исключена явная ошибка, содержащаяся в действующем Кодексе, фактически предусматривающая повторное увольнение перешедшего на освобожденную выборную профсоюзную должность работника и, следовательно, уже уволенного по пункту 5 статьи 77 ТК РФ. Одновременно исключена обязанность бывшего работодателя либо его правопреемника о сохранении за указанным лицом среднего заработка на период трудоустройства сроком до шести месяцев в случае невозможности предоставить ему прежнюю либо равноценную работу.
    В статью 379 ТК РФ внесено дополнение, обязывающее работника перед отказом от выполнения работы в целях самозащиты в письменной форме известить об этом своего непосредственного начальника.
    Часть вторая статьи 391 ТК РФ, определяющей индивидуальные трудовые споры, подлежащие рассмотрению непосредственно в судах, дополнена новым видом индивидуального трудового спора по жалобам на действия (бездействия) работодателя при обработке и защите персональных данных. Тем самым список индивидуальных трудовых споров, непосредственно рассматриваемых судами, приводится в соответствие со статьей 89 ТК РФ: работник имеет право на обжалование в суд любых неправомерных действий или бездействия работодателя при обработке и защите его персональных данных.
    Там же формулировка индивидуального трудового спора по заявлению работодателя «о возмещении работником вреда, причиненного организации» изложена в новой редакции «о возмещении ущерба, причиненного работодателю», что соответствует формулировке, содержащейся в статье 248 ТК РФ.
    В статье 404 внесено изменение, предусматривающее, что по итогам рассмотрения коллективного трудового спора в трудовом арбитраже выносятся не рекомендации, а обязательное для исполнения сторонами решение. Подобное изменение оправдано, т.к. при переносе спора в трудовой арбитраж стороны заключают в письменной форме соглашение об обязательном выполнении его решений.
    Вынесение законопроекта на рассмотрение Государственной Думы в первом чтении планируется в конце июня с.г., до конца весенней сессии. Ко второму чтению, которое должно состояться осенью, правительственная сторона намерена подготовить поправки, вносящие в Кодекс существенные изменения. Сторона работодателей также попытается реализовать свои наиболее принципиальные предложения в виде поправок ко второму чтению.

    Система обязательного социального страхования будет совершенствоваться

     

    18 апреля 2003 года на заседании Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых (далее – РТК) отношений утвержден состав рабочей группы по вопросам реформирования системы обязательного социального страхования, в которую вошли представители сторон социального партнерства: правительственной, стороны профсоюзов и стороны работодателей.
    Планируется рассмотрение следующих вопросов:

  • основные направления реформирования обязательного социального страхования: конкретизация видов обязательного социального страхования по социальным рискам и соответствующих видов страхового обеспечения, создание систем социального страхования, основанных на
  • страховых принципах; порядок определения размеров тарифов страховых взносов для финансирования выплат (использование актуарных расчетов); конкретизация источников финансирования страховых и нестраховых выплат; установление страховых взносов для работников (размер и сроки введения), степень и условия участия работников в страховании; определение страхователей для каждой категории граждан;
  • рассмотрение предложений по поправкам к проекту федерального закона «Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности, в связи с материнством и на случай смерти»;
  • подготовка предложений по реформированию единого социального налога в части, уплачиваемой в Фонд социального страхования Российской Федерации и Федеральный фонд обязательного медицинского страхования;
  • рассмотрение проекта концепции и закона об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации;
  • рассмотрение проекта поправок к федеральному закону «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний»;
  • обеспечение реальных условий для привлечения частных страховых компаний к системе обязательного социального страхования и расширения их участия в системе обязательного медицинского страхования;
  • паритетность участия представителей субъектов обязательного страхования социальных рисков в органах управления системы обязательного страхования.

    Законопроекты, связанные с реформой обязательного социального страхования, планируется подготовить до конца текущего года.
    Стороной работодателей разработаны предложения по реформированию системы обязательного социального страхования, которая, в частности, должна сопровождаться модернизацией единого социального налога (далее – ЕСН). Это позволит снизить налоговую нагрузку на фонд оплаты труда и будет способствовать выведению из тени заработной платы. Предлагается финансировать за счет ЕСН базовые уровень пенсии и набор медицинских услуг, гарантированные как работающим, так и неработающим гражданам. Выплаты, имеющие страховую природу и связанные с потерей заработка, на первоначальном этапе будут производиться за счет работодателя: страховая и накопительная части пенсии, пособия по временной нетрудоспособности, по беременности и родам, страховые выплаты в связи с несчастным случаем на производстве и профессиональным заболеванием, а также выплаты по обязательному (либо добровольному) медицинскому страхованию. Через несколько лет, когда реальная заработная плата работников увеличится, предполагается постепенное привлечение средств работников в систему социального страхования вплоть до достижения равного с работодателем уровня (50%). Это позволит сделать систему социального страхования более устойчивой.

    И. О. Вице-президента ТПП РФ –
    директор Департамента по законодательству
    В.Б.Исаков

    Приложение 1.

    Аналитическая записка о состоянии и проблемах законотворчества, апрель 2003 г. 253 Kb

  • Оцените наш сайт
    Закрыть

    Оценка

    Отправить
    Закрыть

    Спасибо

    Ваше мнение очень важно для нас.